Предсказания

Путешествия в прошлое Марины Молосхуловой

«Ифигения, дочь Митридата и Гаплерии, родилась в полночь... Это было хорошим знаком!» Эта мысль пришла ко мне неожиданно... Кто такая Ифигения, я не знала, но фраза эта пробивалась вновь и вновь. Она как будто «просачивалась» сквозь века, раскручивалась, переходила в мыслеобраз...»

Кронштадтская ясновидящая Марина Молосхулова поведала о том, что она и видит и слышит события и разговоры из далекого прошлого человеческой цивилизации.

Переносясь мысленно и визуально в прошлое, она встречалась с известными историческими личностями, выслушивала их разговоры и рассуждения о смысле человеческой жизни и влиянии событий прошлого на судьбы человечества. Некоторые из «увиденных» ею событий были хрестоматийными, другие поверхностно-случайными, неразвитыми и непринципиальными. Однако сами факты «общения» свидетельствуют о проявлении у этой женщины необычных способностей - подключения к информационному полю, хранящему факты и выдающему их по особому сигналу - состоянию для осмысления, что и проявилось в обучение, которым она иногда занималась.

«Хороший знак родиться в полночь... В этот час и происходит передача на Землю Светлой Энергии Духа... Он обретет телесную оболочку и будет жить на Земле...»

«...на этот раз он получил свое пристанище в теле девочки... Ее назвали Ифигенией. Ей суждено было родиться в Херсонесе».

«. ..Галлерия возлежала на мягком ложе. Она подарила Земле новую жизнь, и тело ее, исстрадавшееся в родовых схватках, отдыхало...»

«Да я же все это просто вижу! — подумала я, продолжая наблюдать за происходящим. - Далеко... от меня».

На лицо «накатывались» упругие волны, появилось ощущение, будто я нахожусь в подводном мире, в барокамере, и наблюдаю за происходящим через стекло иллюминатора. Ощущение идущих на меня упругих волн стало еще более четким, и появилось новое ощущение зыбкости и невесомости всего окружающего...

«Древние эллины, направляемые богом Солнца, обосновались на мысе Херсонес в I веке до нашей эры. Они возвели монументальные постройки, остатки которых существуют и поныне».

Теперь я уже четко различила два потока вибраций, разных по цветонасыщенности. К этому выводу меня привел пятилетний «стаж» работы на каналах информационного поля Земли. Один поток — вибрации происходящих событий, другой — объясняющие вибрации Гида Истории.

Да, видимо, так и есть... Один насыщенно-голубой, другой ярко-розовый. В глазах рябило от насыщенности цветов, яркие струи напоминали мне теплые «токи» земли...

Наконец... проплыла радужная полоса, и пришла четкость видения.

«Мы прошли полосу отчуждения, радужная оболочка твоих глаз обрела новую форму, она приспособилась к видению мира тонких вибраций. Смотри и запоминай... это необходимо...»

Я увидела на пустынном морском берегу худенькую девочку-подростка. Темные глаза ее излучали свет и тепло. Меня как бы и не было рядом, но в то же время я мысленно присутствовала там, на далеком берегу Истории.

—Меня зовут Ифигения! — сказала она просто и улыбнулась.

—Знаю — ответила я, нисколько не удивляясь сказанному. Мы сидели на песке и молчали. Морской горизонт был чист. Вода приобрела оттенок перламутра.

—Сказать тебе, зачем ты пришла сюда? — спросила она тихо.

—Скажи! — ответила я, продолжая смотреть на искрящуюся поверхность моря.

—Чтобы познать! Это я позвала тебя... и ты пришла, потому что готова познать. Смотри!

Ифигения держала в смуглой ладошке раковину, она светилась изнутри.

—Свет времени! — сказала Ифигения. — Все оставляет свой след на Земле. Иначе не может быть.

Мы сидели рядом. Сидели и молчали. Я смотрела на раковину, светившуюся ровным голубым светом. Мы не говорили... Время само рассказывало... Мы слушали Время.

И снова звучали мысли Гида Истории: «Ты находишься во временном канале прошлого события... Град Херсонес... Расцвет культуры... Создание прообраза Божьей Матери, женского начала на Земле...

Ифигения призвана была жить в Херсонесе, и она оставила свой след на Земле. Свет прольется через миллионы лет. Рапана излучает свет. Это говорит о событии, о жизни моллюска в раковине».

Развалины Херсонеса

Следующий эпизод, наблюдавшийся Мариной Молосхуловой, уже относился к другому времени, когда изменилась картинка, а «героиня» видения прожила несколько лет. Жилище Ифигении превратилось в пещеру, а новые храмы стали возводить в Херсонесе в разных местах, будто поддавшись воздействию некоего духа.

Отшельница из пещеры убеждает свою посетительницу, что все свободное время она записывает мысли и образы, которые посещают ее. Здесь же в пещере находятся сотни глиняных табличек, испещренных знаками.

«Я отмечаю бег времени. Видишь, каждая глиняная плитка — день моей жизни здесь, в уединении. Прочитай сама, а я приготовлю еду. Читай!»

«История имеет свои письмена, каждый век — свои вибрации, наполнив его розовым сиянием своей души. Ты озвучишь его, и история заговорит на понятном тебе языке».

Я брала их в руки одну за другой, и мысли «слетали» с них:

«Говори мысленно с собой словами яркими: день прекрасен, утро солнечное, люди красивые... и ты изменишь свой взгляд на мир...

В одиночестве время течет медленно... а ты попробуй обратить его замедленный бег в пользу тех, кому некогда...

Голод и холод есть испытание не самые страшные. Незнание, чем заполнить свое одиночество, пострашней первых двух...

За порогом твоим ночь, за порогом твоим тьма, а ты выйди за порог и подумай, как ты сможешь найти свой путь, чем будешь освещать его.

За горой — гора... а дальше опять горы... Труден жизненный путь! Постарайся найти проход в горах, чтобы сэкономить силы для более важных дел, чем бессмысленные восхождения и спуски...

Человеку, встретившему необычное явление, естественно спросить самого себя о виденном и слышанном, и автор этой записи получила четкий и определенный ответ:

«Вибрации твоей души совпали с вибрациями места, намоленного Ифигенией... и душа, ее энергия улетает в места, где родственная частота вибраций».

Во время необычных «встреч» с Ифигенией ясновидящая слушала не только откровения и философские изречения, она узнала, что в одиночестве к отшельнице приходил страх разучиться говорить и она, бегая по берегу, обращалась к ветру, морю, солнцу, вспоминая слова и воспринимая их совсем по-другому, как вновь открытые.

предсказание

Затем последовало возвращение ясновидящей в свое время, в естественное состояние. И добросовестный Гид Истории подвел итог «путешествия в прошлое»:

«Во-первых, дать тебе некоторые знания по истории Крыма, познакомить с Ифигенией, вскрыть непознанный пласт... Разве ты раньше знала о ней? А теперь ты можешь общаться с нею «через века» и слышать ее светлые мысли... Но это не главное. Второе намного сложнее... постарайся понять и запиши все то, о чем я буду говорить с тобой».

— Ну что ж, — ответила я, — постараюсь... только попроще, пожалуйста.

«Существует притяжение по частоте вибрационного наполнения потока, и даже на протяжении веков эта связь не теряется. Она существует вечно... И тебе, на твоем уровне сознания, надо понимать, что линия судьбы, энергетическая спираль, непременно выведет к точке магнитного притяжения Земли... и произойдет чудо...

Чудо узнаваемости прошлого события...» погруженное в канал Истории. Это сопровождалось видением яркого света...

«Время 22 часа 10 минут, — сказал Гид. — Веди записи хронологически».

Под сводами Ипатьевского дома уже гулко звучали шаги смерти. Еще решался вопрос, кто первым будет стрелять. Но это уже не имело значения для Истории. Все шло накатанным путем, «колеса» Истории уже крутились в месиве революции.

Николай бодрствовал, предчувствуя ужасную расправу, он не раз осмысливал все факты, мимолетные взгляды охраны. .. и интуитивно понимал, что приговор ЕМУ и ЕГО СЕМЬЕ подписан, и он ждал часа, когда это свершится. Но он не предполагал, что это будет столь скоро.

23 часа 10минут — ворвались вооруженные солдаты. Лица их унылы, лишены индивидуальности. История не сохранила их имен. Они сами были жертвами красного террора, влезшего в их души.

—Приказано спуститься вниз!— сказал один из присланных.

—Так поздно? — удивился Николай. — Нельзя ли отложить до завтра?

В ответ безмолвное наступательное движение охранников. Николай понял, что разговоры бесполезны.

—Позвольте... царевны облачатся, и мы все выйдем!

Ответом было угрюмое молчание серой массы, ощетинившейся штыками...

Женщины молились, они опять, как и всегда, уповали на Бога, у Него одного искали поддержку в последние минуты.

Алеша спал... его разбудили, он понял все... Безмолвно оделся, ему помогали сестры, взгляд его растерянно перебегал с одного родного лица на другое. В полном молчании шли сборы... в Дорогу.

Николай внешне был невозмутим, он уже простился с жизнью и все силы прилагал, чтобы дать глоток достойной жизни... семье и тем, кто пришел с ним в застенки Ипатьевского дома.

Он даже пытался острить, обращаясь к безликой охране, ведущей их по гулкому коридору.

—Господа, к чему такая спешка? Какая-нибудь срочная депеша правительства?

Дверь с правой стороны коридора медленно приоткрывалась. Их ждали, за их приближением следили. Еще не было решено, кто возьмет ответственность за темный виток истории России.

И тут случилось непредвиденное для всех участников событие. Дрогнуло сердце у одного из них. Вспомнил брата, оставшегося в глухой уральской деревеньке, молодой солдат охраны. «Не будут же они стрелять в ребенка, в царевича Апексея? Господь не простит их... красных начальников, призвавших его на службу...» И стал он молиться за царевича, за невинного...

...изменился цвет, он стал фиолетовым, насыщенным, затем по нему заходили треугольные лучи, заостренные кверху. «Не погиб царевич Алексей в ту ночь, его спасли... казаки. Он похоронен был через полгода, на погосте безвестного теперь села Бараниха (Бураниха). Оно стерто с лица земли, но погост, место его захоронения... излучает свет, он проходит через года.

Расстреляна семья, выжил, несмотря на рану, Алексей... Так было угодно Господу!

«Найди на карте город Камышлов, предложил Гид Истории, теперь от него двигайся на запад до полустанка. Свет приведет тебя, и ты увидишь, как был спасен царевич Алексей. Это случайность, а случайность, как известно, язык Господа...»

Когда расстреляли всех (негодяи были пьяны и не могли полностью контролировать свои действия), Алексей был придавлен трупами и до него не дошли «проверочные» пули карателей. Он был ранен, но не смертельно, его сберег крест, спрятанный на груди Анастасией...

Каратели не могли не отрезветь от содеянного... они, уйдя в каптерку, опорожнили еще по стакану самогона, принесенного запасливым Некто. Времени было мало, но его хватило, чтобы выкрасть тело ребенка.

...вьющаяся лента дороги, небо, усеянное звездами, придорожные кусты слились в единую темную линию. Лошадь... телега громыхает на ухабах дороги. Возчик... нет, их двое. Старик на козлах... и молодой в солдатской форме, ноги в обмотках, грубые башмаки...

Я мысленно присутствую с ними рядом, хотя нас разделяют десятки лет.

Старик, обернувшись, спросил юнца:

—Куда... везть будем?

И в ответ услышал:

—В Бараниху... к казакам... Сказывали, к ним везть, если здоров будет...

—Надобно было тебе в это встревать, Вася! Не помилуют! Расстрел...

—Все едино... и так и эдак. Батю разорили и сослали с Дону... куда теперь казаку податься?В Красную Армию я пошел по своей воле... Мстить буду за отнятую волю казацкую...

—Далече ехать, — сказал возчик. — До Баранихи верст шестьдесят с гаком будет. Да по тракту с рассветом красные шайки начнут рыскать... Объездным путем попробуем. Суток двое до Баранихи будет. Слухай, парень, а ты че, из казаков будешь?

—Да, — пробормотал солдат. Он прикорнул на соломе рядом с лежащим без памяти Алексеем.

...студеная зима, поземка в поле. В снежной круговерти просматривается силуэт церквушки... На кладбище трое казаков и старуха, они стоят у свежевыкопанной могилки, на ней ремень с царским вензелем. Деревянный крест, на нем надпись: «Алеша, расстрелян 17 июля 1918 года; умер 28 февраля 1919 года».

«Это послесловие, оно пошло с «экрана», — сказал мне Гид Истории. — История манипулирует только фактами, нанизанными на спираль судьбоносного биения России. Могло бы и не быть столь долгих лет... тьмы над Россией, если бы царь Николай II не отрекся от престола... Этого могло не быть. Осмысление сказанного придет не скоро, каждый век меняет мировоззрение...»

Подводя итог прочитанному, можно сказать, что описанные выше случаи «видения» у исторических лиц, художников, писателей, философов и простых людей подтверждают возможность самого факта необычного явления. Определенная механистичность и «случайность» выборки видения можно объяснить «случайностью» включения испытуемого в каналы информационного поля Земли, хранящего и наше прошлое, и наше будущее...