Предсказания

Сократ

Некоторые исследователи истории предсказаний подвергали сомнению всякие пророчества, достигавшие человечества не по известным каналам. Очень часто предсказания с помощью автоматического письма или снов, наконец, с помощью видений или голоса неизвестного предсказателя считались галлюцинациями либо выдумками.

В античном мире существовало множество форм предсказаний, дошедших до наших дней в виде записей, преданий или мифов.

Знаменитый Гомер оставил свидетельство того, что Калхас предсказал девятнадцатилетнюю осаду Трои. Эсхил сказал в «Прикованном Прометее», что языческое поклонение богам придет к своему логическому завершению и «сам Зевс будет свергнут с Олимпа пришедшим лучшим его потомком». Платон и Вергилий предсказали пришествие Логоса, или Мессии, а Иосиф Флавий предрек полководцу Веспасиану наследование императорской власти после молодого Нерона.

И все же самым удивительным и неожиданным предсказателем античного мира был Сократ, поражавший всех своей развитой способностью проникать в будущее и тем самым доказавший такую неожиданную способность человеческой души.

Многие писатели Нового времени посвятили этому вопросу свои усилия, иногда скатываясь к обвинению мыслителя в сумасшествии, иногда приписывая ему, как и Пифагору, божественное происхождение, а значит, и божественные качества. Всех волновало существо, вернее «голос демона», который на протяжении всей жизни сопровождал Сократа своими предсказаниями, указаниями и советами. Однако он только удерживал от каких-то действий, но не побуждал.

Сам Сократ большую часть своих предсказаний, услышанных от «голоса», приписывал прямым откровениям богов, но иногда соглашался с тем, что в душе человека существует способность к проникновению в будущую жизнь.

Ученики Сократа, Платон и Плутарх, описали некоторые из сцен предсказаний знаменитого философа, определяемые им как «вмешательство гения».

«У Сократа, — пишет Плутарх, — по-видимому, был гений, который уже рано даровал ему способность особого предвидения. Это предвидение руководило его действиями. Оно освещало своим светом неясные дела, недоступные человеческому уму. В этих случаях демон говорил с Сократом, и божественное вдохновение управляло всеми его действиями». Особенно поражало современников, что наряду с предсказанием будущих событий он мог точно говорить о событиях из жизни окружавших его людей задолго до их свершения. На площади в Афинах он публично сообщил о гибели всего афинского войска во время сражения на острове Сицилия, в то время как само событие только что произошло, и весть о нем должна была оказаться в городе лишь через несколько недель. Народ, свидетель предсказания, питавший к знаменитому философу уважение, посчитал его посредником богов и на многие другие пророчества реагировал позднее как на должное. Будучи членом своего общества и следуя правилам жизни горожан, Сократ верил в божественное происхождение «голоса».

Предсказания «являлись» философу в виде звуковой информации, афинянин резко отзывался о тех людях, которые сообщали, что видели бога, однако когда он узнавал от кого-то, что тот слышал «голос», то всегда воспринимал этот факт серьезно и прислушивался к сведениям, полученным таким способом. Об этом сообщил Плутарх.

Платон приводит такое высказывание Сократа: «Мне кажется, дорогой Критон, что я слышу все, что сказал, как Карибанты убеждены, что слышат звуки рогов и флейт, и эти слова так сильно звучат у меня в ушах, что мешают мне слышать все прочее. Мне кажется, что бог напомнил мне нечто...»

На вопрос о том, что он слышит, Сократ ответил Плутарху: «Отвечать тебе буду не я, а божество. В ту минуту, когда я хотел переправиться через реку, мне явилось божественное указание, являющееся мне часто и всегда останавливающее меня. Я уже хотел идти, как вдруг с этой стороны я услышал голос, останавливающий меня».

В другом диалоге Сократ говорит: «...милость неба наделила меня чудесным даром, не покидающим меня с детства. Это голос, который, когда я его слышу, отклоняет меня от моих намерений и никогда не побуждает меня к действию. Если мои друзья сообщают мне о каком-то своем намерении, и я слышу голос, это верное указание, что голос не одобряет намерения и отклоняет от него... Вы все, если хотите, можете узнать от Клитомаха, брата Тимарха, что сказал ему Тимарх перед смертью, постигшей его оттого, что он не послушался указаний гения. Он вам скажет, что Тимарх обратился к нему со следующими словами: «Клитомах, я умру потому, что не хотел верить Сократу». Что хотел этим сказать Тимарх? Я вам сейчас объясню. Когда он встал из-за стола с Филимоном, отправляясь убить Никия, в заговоре были только они двое. Вставая, он сказал мне: «Что с тобой, Сократ?» Я ответил ему: «Не уходи. Я слышал голос, являющийся мне обыкновенно». Он остановился, но спустя несколько минут встал и сказал мне: «Сократ, я ухожу!» Я опять услышал голос и вторично удержал его. Наконец, в третий раз, желая уйти незамеченным, он встал, не говоря мне ни слова. Мое внимание было чем-то отвлечено. Он ушел и совершил то, что привело к смерти. Вот почему он обратился к брату со словами, которые я повторяю сегодня, а именно, что он умирает, потому что не хотел верить мне. Подобно повивальным бабкам, я ничего не рождаю сам в делах мудрости, — это делает дух, пребывающий во мне».

Умение предсказывать и прорицать в Древней Греции не только признавалось, но активно вызывалось с помощью трансовых снов, медицинских снадобий, наконец, с помощью знаний по астрологии, религии, полученных из Аравии, Египта, Индии. В храмах Греции были хорошо известны наркотические галлюциногенные средства, которые после приема обостряли восприятие, настраивали на тонкие ощущения окружавшего мира. Это, конечно, были насильственные и специфические впечатления, внушаемые людям, но все они говорили о страстном желании проникнуть в будущее свое и своих потомков, в будущее человечества.